О НЕСООТВЕТСТВИИ ЧАСТИ 3 СТ. 20.1 КОАП РФ, ПРИНЯТОЙ 19 МАРТА 2019 ГОДА, НОРМАМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И КОНСТИТУЦИИ РФ

  • Артем Вячеславович Дулгер
Ключевые слова: № 28-ФЗ, ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ, критика власти, критика в СМИ, критика органов государственной власти, деловая репутация, органы государственной власти, должностные лица, обязательственное право, передача прав

Аннотация

Статья посвящена анализу ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ, принятой 18 марта 2019 года и названной «законом о запрете оскорбления власти». Результат практического применения указанного закона представляется спорным и не соответствующим цели, для достижения которой он был принят. Поэтому предлагается следующий тезис: положения ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ не соответствуют нормам международного права, в частности Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, а также Конституции РФ.

Проводится анализ действующих правовых положений законодательства, связанных с механизмами защиты чести, достоинства и деловой репутации в зависимости от субъекта, в отношении которого были нарушены указанные права. Анализируются особенности правовой защиты указанных прав публичных лиц и государственных служащих с точки зрения норм международного права, Конституции РФ и ГК РФ.

Рассматривается вопрос о соответствии указанных изменений принципам свободы слова, политической дискуссии и установленным нормам международного права.

В результате исследования автор делает вывод о негативных последствиях применения ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ, например, о том, что расширились привилегии органов государственной и муниципальной власти и их должностных лиц, появились дополнительные механизмы защиты их чести, достоинства и деловой репутации, в отличие от остальных граждан, что, по мнению автора, развитие демократического государства и гражданского общества.

Опубликован
2019-09-30
Выпуск
Раздел
Юридические науки